Послушать музыку

Подписаться на новые Тексты

Подписаться Отказаться
Система Orphus

  ВИДЕО ДОПОЛНЕНИЕ
К ТЕКСТУ

НОВЫЙ ТЕКСТ
Мудрый или хитрый?

НОВЫЙ ТЕКСТ
О смерти Николая Левашова

НОВЫЙ ТЕКСТ
Война продолжается

Желаете ли Вы прокомментировать тексты сайта?
Я уже сообщил своё мнение
Да есть что сказать, но ещё не сформулировал
Затрудняюсь, что - либо ответить
Ничего сообщать, не буду
       

Глава № 2 часть [ 15 ]


Часть 15

Взошло солнце, я с нетерпением ждал, когда же наконец придёт бабушка. Выйдя из тела в прозрачном дубле, я отдалился к её дому, и увидел как она выходит из дома и закрывает калитку. Я позвал её мысленно, она машинально ответила: «Я иду». Меня это очень изумило, ведь Первый говорил, что надо договариваться о телепатической связи заранее, а я услышал её без предварительной договорённости. Странно, что она не заметила того, что я позвал её мысленно.

Тем временем дома суетилась мама и уже начала собираться на работу. Она разбудила Галину, объяснила ей, что надо сделать дома по хозяйству. Галина так и не поднялась, лишь ответила: «Хорошо мама», — и опять уснула. Бабушка дошла до нашего дома, поздоровалась с мамой в дверях, сказав мне, чтобы я собирался в лес.

Мама спросила: «А куда именно вы пойдёте?». Бабушка сказала: «На третью поляну». Третью поляну было видно снизу. Она находилась на расстоянии примерно пяти километров от города, на холмах у предгорья. Мы вышли из дома, но не пошли через сады, так как бабушка сказала, что мы пойдем по военной дороге до поля, и далее по проселочной дороге вверх на холмы.

Как только мы вышли на окраину города, бабушка показала мне, что по обочине растет много ежевики и попросила меня спуститься посмотреть созрела ли она. Я осторожно спустился вниз, осмотрел почти созревшие ягоды, приподняв зеленые стебли, и вернулся на бетонку обратно. Бабушка сказала: «Ещё два дня и она поспеет. Из-за дождей ей не хватало солнца, хотя весна в этом году была очень ранняя, поэтому ягоды ежевики уже налились».

Мы продолжали идти в направлении леса по бетонке, а бабушка показывала мне различные травы. Некоторые она называла языком предков, но сразу говорила мне, как это звучит на современном языке. Я поинтересовался у неё: «Какая разница, как называть эти растения?».

Она ответила, что некоторые растения лучше называть так, как их именовали предки, ведь многие из них реагируют на звук, и, соответственно, их свойства могут меняться. Попутно она предупредила меня, что собирать эти травы возле дороги, где проезжают машины, нельзя.

Если я захочу сделать сбор, то нужно это делать в отдалении от дорог и города, так как растения впитывают от них чад. Я внимательно слушал, о чём говорит бабушка, но одновременно, с помощью дубля, перемещался ближе к лесу, воспаряя высоко над землей. Я заметил у моста огромную лужу во всю ширину дороги, предвидев, что если мы подойдем ближе к ней, нас обрызгает машина. Оглянувшись, я увидел колонну военных машин, которая выезжала из города.

Я остановил бабушку, схватил её за руку и сказал: «Давай подождём». «Чего подождём?». — удивилась она. «Подождем, пока машины проедут мост», — ответил я. Мы остановились, а тем временем машины стали пересекать мост. Брызги от лужи разлетались в разные стороны на большое расстояние.

Бабушка посмотрела на меня и спросила: «Ты это видел заранее?». — «Я заметил колонну машин, и был уверен, что она нас обрызгает», — уклончиво ответил я. На протяжении всего пути я ощущал мысли бабушки — всё, что она думала обо мне. По большей части, она размышляла о травах, а точнее, что и как мне объяснить — называть ли травы на языке предков или же так, как принято сейчас.

И это было очень удобно, потому что я избегал живой речи, так как сравнивал её размышления с тем, что она затем проговаривала. Чтение её мыслей можно было сравнить с обычной беседой, которая легко запоминалась. Как только колонна проехала, мы подошли к мосту.

Вода в луже стеклась обратно в ложбину. Бабушка хотела разуться, чтобы перейти лужу, но я остановил её, снял сандалии и придавил ногой глину. Вода понемногу сошла, а на ее месте показалась каменная кладка. Бабушка аккуратно прошла по ней, не промочив ноги, минуя лужу.

Через сто метров, бетонная дорога ушла вправо в лес, мы же направились прямо, по просёлочной дороге. Бабушка остановилась и присела на камень. Отдохнув пять минут, мы двинулись дальше, продолжая подниматься в сторону предгорья между холмами. Идя по проселочной дороге, я увидел след телеги проехавшей здесь раньше.

Мне бросился в глаза энергетический след примятой колесами телеги травы, цвет которой отличался от той, что растет в поле. Отличие же было в том, что оборванные колесом травинки, от которых исходило свечение, уже были погублены. Бабушка рассказывала мне важные и интересные вещи.

Так, проходя через поляну, она показала мне шапку зверобоя и сказала, что если я оборву ее, то после зверобой будет от меня прятаться. Затем она добавила, что его лучше собирать тогда, когда он стоит отдельными ростками, и что таким свойством обладают многие растения. Вглядевшись в шапку зверобоя, я запомнил цвет свечения энергии, исходящей от неё.

Зафиксировав его в памяти, я сравнил его цвет с цветом травы, запомнил их оба, совместив с названием растения. Тут же бабушка объяснила мне еще одно очень важное правило: если возвращение будет проходить по тому же самому пути, то собирать траву можно лишь на обратном пути, вначале же надо лишь запоминать, что и где растёт.

Таким образом, можно планировать свой путь заранее, например, идти по кольцу, радиусом, как минимум, в полтора километра, обходя места, где был сделан сбор. Впоследствии я всё больше акцентировал внимание на свечении растений, что росли вокруг меня, запоминая их цвета. Поднимаясь выше к опушке леса, бабушка показала мне один куст — дожди размыли почву у его корней, и они были оголены.

Цвет корней был мутно-белым с бордовыми прожилками внутри. Самое главное, — сказала она, — что эти корни очень полезны, но собирать их можно только зимой. Если срезать куст сейчас, то пары только что сорванного растения могут нанести вред. Важно было ещё и то, что, судя по энергетическому свечению, я понял, что корень был неживой: он был вырван из земли, его можно было взять сейчас.

Поскольку в идеале коренья можно выкорчевывать только зимой, когда куст спит, я не стал говорить бабушке о том, что предположил, будто коренья куста готовы к сбору и на обратном пути задался целью ещё раз проверить их и взять с собой. Мы продолжали идти по лесу. Бабушка указала на чинару, на ветвях которой росло другое растение, что меня удивило.

Она объяснила мне , в чем польза этого растения: как правило, его используют при лечении, а собирать его также можно только зимой. Я же был крайне изумлён тем фактом, что на одном растении может расти другое. Мы прошли через лес и оказались на второй поляне.

Бабушка немного устала, и мы присели отдохнуть в центре. Я повернулся в сторону города и увидел купол энергии, исходящий от него. Я спросил: «Бабушка, над каждым ли городом есть такой же энергетический купол?» — Она переспросила: «Ты его видишь?» Мои слова ее поразили, так как её дед видел аналогичные купола над любым населённым пунктом.

По цвету же купола дед мог определить, сколько проживающих в нём людей болеет и каково их общее состояние. Свечение нашего города было очень ярким, его границы были велики, а каждое здание города имело свое собственное, особое свечение. Я ответил: «Да, бабушка, я вижу все эти свечения», — и начал описывать всё, что видел.

Например, цвет дома бабушки слегка отличался от цвета нашего дома; больница светилась совсем по-другому, а тюрьма, стоящая на окраине города, имела особый цвет, характерный лишь для нее». Бабушку это поразило. Также, смотря на границы города, я видел след нашего пути, от самого его начала; даже увидел след мамы, который прерывался на остановке.

Важно обратить внимание на то, что, когда бабушка присела отдохнуть на камень, она оказалась на самой границе энергетического купола, исходящего от города. В подобном положении следует помнить, что это место перемен, в котором человек, в том числе, может ощутить гармонию, получить большую свободу. Переполненный эмоциями, я ощутил её мысли, и она поймала меня на том, что мы можем общаться между собой телепатически.

Мы начали мысленно делать это, и она спросила: «Почему ты вчера закрылся от меня, когда оказался в телепатической связи со мной?» — «Честно говоря, не знаю», — ответил я. Мы мысленно вспомнили о вчерашнем дне. Я демонстрировал ей свои фактические способности; её же всё больше это поражало. Я рассказал ей про случай своего выздоравливания после болезни, когда она была со мной в комнате и пыталась телепатически говорить со мной.

Я же тогда молчал. Она поцеловала меня в лоб, а я вышел из тела дублем и увидел человека, которого впоследствии назвал «первым». Но бабушка отрицала, что с нами еще кто-то находился, утверждая, что никого тогда не видела. Я обратился к первому: «Она может видеть вас?» — «Нет, общаться с тобой, и видеть нас, можешь только ты…», — ответил он. Бабушка спросила меня: «Ты общаешься с ангелами?». В тот же момент

Первый сказал: «Она думает, что ты говоришь с внешними ангелами, и не знает о нас». Я объяснил это бабушке, и тогда она спросила: «А с внешними ангелами ты можешь общаться?». Я переспросил об этом у Первого, на что тот ответил: «Можно попробовать». Через секунду, Первый сказал, что он уже здесь.

Я передал слова Первого бабушке, а она спросила: «Можно ли мне с ним поговорить?».

Тогда Первый пояснил мне: «Если она хочет пообщаться с внешним ангелом, тебе нужно выйти из тела, так как ангел будет использовать твое тело во время разговора с ней».

Я объяснил это бабушке, и она согласилась поговорить с ним, хотя по ней было видно, что она не верит мне. Я вышел из тела и увидел перед собой человека. На вид он был молод, но я понимал, что он очень стар. Он смотрел на меня особенным взглядом, его можно сравнить с взглядом неба.

Я ощущал глубокое понимание и полное отсутствие эмоций с его стороны, хотя он располагал к абсолютному доверию. Мы с Первым удалились далеко в лес. После он предупредил меня, что я даже не должен смотреть в сторону своего тела. Мы с первым остановились в чаще леса около той самой чинары и я увидел тот растущий куст на ней и спросил Первого, знает ли он что-то про это растение.

«Часто это растение используют в отварах, чтобы подавить волю человека. Дым его листьев необходим для погружения в транс, но тебе это не нужно — ты и так можешь входить в транс самостоятельно. Это растение ты можешь найти дома, уже высушенным, на чердаке, где мы с тобой были вчера. «Бывает ли что-то похожее на него?», — поинтересовался я. «Да, на берёзе иногда прорастают грибы: их свойства слабее, но их также можно применять в аналогичных целях», —-последовал ответ.

«А корень, что мы видели, действительно такой сильный?» — «Да, ты правильно определил, что его можно взять сейчас, так как он безвреден, и бабушка обрадуется, если ты преподнесёшь его ей в подарок. Между прочем, твой дед обещал привезти ей его, но так и не привёз».

Я захотел подробнее узнать о способах применения трав и их свойствах, попросив выйти новичков, которые хорошо в них разбираются. Тогда ко мне явился один из них, которого я раньше не видел. Он представился, а я заметил, что его глаза были в точности похожи на глаза моей мамы.

Я начал расспрашивать его о тех травах, которые показывала мне бабушка, а он отвечал: «Это общие сведения; мне же достаточно лишь мысленно обратиться к нему и получить ответ, готово ли то растение, и как его можно использовать». Я решил опробовать полученную информацию от новичка, развернулся в сторону одного из растений, о котором мне по пути сюда рассказывала бабушка, и мысленно спросил росток: «Готов ли ты участвовать в лечении той болезни, о которой говорила бабушка?»

Растение сжалось, его листки сложились друг другу, и оно наклонилось в мою сторону, как будто на него подул ветер. Но близлежащие растения не шелохнулись. Тогда я мысленно обратился к новичку: «Это движение от растения означает его согласие?» «Да» - ответил он. Вдруг первый обратился ко мне и сказал: «Бабушка закончила, нам пора возвращаться на поляну». Вернувшись, я увидел бабушку, стоящую на коленях.

Она сжимала мои ладони, прислонив их к лицу. Я выхватил мои руки у неё, и спросил: «Бабушка, зачем ты это делаешь?» Она не ответила - лишь смотрела на меня, а по щекам ее текли слёзы. Сама же она находилась в прострации. В таком состоянии она пробыла ещё примерно тридцать минут.

Я пытался привести её в себя, а потом узнать, что же произошло. Глядя на неё, я предполагал, что она пришла к этому состоянию, потому как поняла, что общается с настоящим ангелом. Хотя она знала молитвы, слышала об этом, но ей никогда не доводилось ранее общаться с ангелами. Когда она пришла в себя, я слышал её мысли.

Она же задавала себе вопрос: «Чему я могу научить его? Он же святой!» Еще не прошло суток с того момента, когда я получил то, что искал – своего наставника в лице бабушки. Но из-за какого-то слова, значение которого мне было непонятно, мне стало ясно, что она уже не хочет меня обучать.

Именно с того детского возраста к слову святой у меня сложилось только негативное отношение. В последствии, если кто-либо даже мысленно пытался назвать меня святым, я в ответ сам себе говорил: «Я покажу тебе какой я святой!». Я совершал такие поступки, которые можно назвать чистым хулиганством.

Это была моя защитная реакция на то, чтобы никто не называл меня святым. В будущем, наблюдая за детьми с хотя бы некоторыми пробужденными способностями, как только кто-либо узнавал об этом, их называли святыми, а после начинали эксплуатировать их способности, не давая возможности развиваться. Многие из таких детей так и не дожили до совершеннолетия.

Некоторые же и вовсе лишились их, растратив свои способности попусту. Я с обидой мысленно обратился к ней: «Бабушка, как же так? Я твой внук, я не святой! Почему ты отказываешься дальше обучать меня и отталкиваешь, ведь мне нужно это? Я многого не знал и до сих пор не знаю». «Ты спрашивай, если я буду знать, я тебе отвечу», — сказала она.

Чтобы объяснить мою потребность в её обучении, я продолжил описывать происходящее вчерашнего дня. Я начал рассказывать ей: «Когда ты находилась на кухне, Новички очистили мое тело от болезни и по моей просьбе передали энергию трав тебе и маме. А ты, не зная, откуда пришла энергия, начала произносить слова, которые я никак не мог повторить.

Потом ты пообещала начать обучать меня ведам. Затем же, выйдя на улицу, ты что-то сделала, благодаря чему ты стала незаметной для глаз, а я продолжал тебя провожать. Как только ты дошла до главной улицы, погода начала меняться, и всё это я видел, наблюдая за тобой по пути до дома.

А когда, наконец, ты дошла до дому, небо стало чистым, и солнце начало припекать. Позже Первый объяснил мне, что ты торопилась домой, чтобы зафиксировать энергию от трав. Когда же ты приготовилась провести обряд закрепления, Первый запретил мне глядеть, так как его проводят обнаженными, а смотреть на обнаженных родителей, тем более бабушку или дедушку, нельзя. Первый посоветовал мне самому спросить тебя, а если ты захочешь, то ты расскажешь об этом обряде… Так я рассказал ей всё, что происходило со мной до самого утра — о том, что не спал и не ел. И до сих пор не хочу ни есть, ни пить. Было видно, что мой рассказ тронул её до глубины души, но взгляд ее насторожил меня.

Я понимал, что после общения с ангелом у неё отпало желание обучать меня, в отличие от того, как это было задумано вначале. Конечно же, мы не пошли дальше на третью поляну, а, развернувшись, направились домой. Проходя мимо кустарника, который рос на чинаре, я поинтересовался, действительно ли это растение может делать вещи, которые поведал мне Новичок. — Да, нехорошие люди иногда применяют его для приворота. — Кто такие, нехорошие люди? — вопрошал я. — Колдуны. Когда мы выходили из леса, по ней было видно, что она не хочет собирать травы. Видимо в беседе с ангелом, он сообщил ей что-то важное, и она торопилась домой.

При выходе из леса я приотстал, чтобы забрать корень того куста. Я выбил его ногой из земли, подкатил к луже и начал отмывать от глины. После я догнал бабушку и показал корень куста ей. Она возмутилась и спросила: «Зачем ты вырвал его? Я же предупреждала тебя о том, что этого нельзя делать сейчас». «Из-за дождей почву размыло водными потоками, это подтвердил Первый.

Я лишь подобрал корень и отмыл его в луже», — объяснил я. Для неё это был настоящий подарок. Но, несмотря на это, бабушка торопилась домой, а я совсем не хотел возвращаться и всячески пытался остановить её. По пути, я стал задавать ей вопросы о растениях, как бы понуждая её на сбор трав, чтобы она отвлеклась от шока и осталась со мной. Мне удалось отвлечь её, и она заинтересовалась сбором. Тем временем мы подошли к одному растению, на которое она указала. Взирая на его энергетическое свечение, я понял, что оно выглядело не здоровым, а тусклым: его лепестки были оборванными. Запомнив его, я отдалился в поисках такого же свечения, но здорового.

Я быстро заметил его и решился собрать его. Телепатически я спросил у бабушки, сколько нам надо этих ростков. «Штук пятнадцать стебельков», — ответила она. Используя поиск по цвету энергетического свечения, я довольно быстро нарвал нужное нам количество. Мы раздельно шли по первой поляне в сторону моста, но общались телепатически. Бабушка была впереди, а я догонял её, спускаясь с холма, держа в руках пучок растений, которые она просила меня собрать. Бабушка, подойдя ближе к мосту, окликнула меня: «Иди, посмотри, есть ли там в овраге под мостом сбор, который меня интересует».

Я телепатически ответил ей, что уже нахожусь в дубле. Тогда она попросила меня оценить, насколько он готов к сбору.

Внутри себя я услышал голос Новичка, который говорил: «Она сама может узнать это, просто ей надо обратиться к растению. Надо лишь только замедлить сознание, так как поток её мыслей слишком быстрый». Я предложил сделать это бабушке. Она приняла мои слова, задумалась на минуту.

После, сосредоточившись, она обратилась к растению: цветок как будто под дуновением ветра отклонился в противоположную сторону от неё, а я сказал ей: «Оно не готово», — и тут же задал вопрос Новичку: «А почему оно не готово?» «На этом месте это растение первое из семян, цвести оно начнёт только на третий год, а начинать собирать его лучше на пятом году. А пока надо лишь запомнить это место, потому что растение редкое».

На самом деле бабушка знала о том, что оно не готово к сбору, просто она хотела услышать, что я ей отвечу. Впрочем, её заинтересовала моя методика. Она спустилась в овраг и экспериментировала, задавая вопросы разным растениям. Новичок же дополнил сказанное мне: «Объясни бабушке, что она может растению задавать вопросы по конкретному заболеванию и получить ответ, сможет ли растение участвовать в излечении; как лучше использовать его и в каком количестве. Это относится даже к тем растениям, которые она раньше не применяла для лечения заболевания».

Эта методика открывала бабушке очень важные и полезные знания, фактически, растения показывали ей лучший способ лечения любого заболевания — делать ли настой, завары для питья или смачивания, окуривание, компресс, промывание, а также время применения и дозировку)».

Я передал бабушке совет Новичка. Бабушка, попробовав, вошла в азарт. Она поднималась на холмы и спускалась в овраг, общаясь с растениями до тех пор, пока не устала. Мы присели у ручья, чтобы она передохнула, и начали беседовать.

Она спросила меня: «Чему я могу тебя научить, если ты столько уже знаешь?». Я попытался объяснить ей: «Я этого не знал, и если бы не ты, я бы так и остался в неведении, потому что возможности открытия методик даешь мне именно ты. Я бы просто прошел мимо этих знаний и никогда не узнал об этом. Мы не пошли на третью поляну, а ведь ты хотела показать мне обряд. Я открываю способности только благодаря тебе. И, кстати, Первый сказал мне, что эти родовые знания по женской линии равно важны, как и по мужской; я должен познать их и научиться совмещать».

Бабушка улыбнулась, погладила меня по голове и сказала: тебе не надо проводить тот обряд, ты уже умеешь применять всё это. Обряд заключается в раскрытии способностей.

Я возмутился: «Но ведь ты не показала мне этого, и мы не пошли на поляну; как только ты поговорила с ангелом, ты сразу решила закончить обучение и вернуться». В тот момент бабушка осознала допущенную ей ошибку.

Причиной послужила паника после беседы с ангелом на поляне, она просто забыла в тот момент, что я — ребёнок и нуждаюсь в ней и обучении. Разобравшись, оценив произошедшее, бабушка пришла к выводу, что несмотря ни на что, я всё равно её родной внук, и она продолжит заниматься со мной и обучать. Её обещание меня очень сильно обрадовало, я поверил и обрёл надежду на помощь с её стороны. Тем более, она пообещала не менять схему обучения. Я позабыл обиду одиночества, и ко мне вернулось состояние радости. Мы решили пойти домой.

По пути бабушка рассказывала мне о значении растений. Указав на один цветок, она обратилась ко мне с просьбой: «Спроси его, готово ли оно поучаствовать в этом?» Я обратился к цветку, но он не шевельнулся. Я передал это бабушке, а она спросила меня о причине этого. «Быть может, из-за того, что оно растёт вблизи дороги», — ответил я. Так, незаметно, мы вошли в город, но пошли не к нам, а направились к бабушке, свернув в сторону ее улицы. Подойдя ближе к её дому, мы увидели женщину, внимание которой было сосредоточено на нас. Когда мы стали подходить ближе, она быстро заскочила во двор и продолжала наблюдать за нами из-за калитки.

Поравнявшись, проходя мимо её калитки, бабушка приветственно кивнула ей, я тоже обратил всё своё внимание на эту женщину и заметил в её взгляде злость и ненависть. «Выжил наследничек», — сквозь зубы проговорила женщина. Бабушку это удивило, но она ничего не ответила. Ускорив шаг, она думала о причинах, по которым та женщина знает о наследнике. Подходя к нашему дому, я спросил бабушку: «Это она тебя остановила, когда Галина ввела тебя к нам домой?» «Да, это она, но я не представляю, откуда она знает, что ты — наследник, и как она узнала, что ты был болен», — ответила бабушка.

Я обратился к Первому: «Ты знаешь, откуда та женщина могла узнать обо всём, и почему она желает мне зла?» «Эта женщина тоже знает веды, а бабушку не взлюбила, потому что она ходит в церковь и священника приглашает в дом», — донеслось в ответ. Я не понимал, что такое церковь и священник. Меня сильно поразило, что человек питает такую ненависть из-за отношения моей бабушки к церкви. Об ответе Перового я рассказал бабушке «Да, я знала, что многие из наших очень не любят тех, кто стал вхож в церковь. Они считают, что мы предаём наши знания, а мы считаем, что сохраняем их», — молвила она.

Мне всё это было не понятно, я не стал обострять беседу, и замолчал. Бабушка предложила мне поесть, но я отказался, так как не хотел есть ещё со вчерашнего дня. Она попросила меня сообщить ей, когда я захочу есть.

Я же сказал: «Хорошо». Мы вышли во двор, прошли в новый недостроенный дом, который начинал когда-то строить мой отец. В одной из комнат дома бабушка хранила свои сборы.

Мы отнесли всё, что собрали, сегодня в эту комнату, и начали раскладывать травы, чтобы просушить. Она объясняла мне, как правильно раскладывать сборы, на что класть, в каком положении к свету, какие виды трав необходимо разделять или вовсе хранить отдельно. Я внимательно слушал её и помогал разбирать сборы и укладывать. После того, как мы закончили, я попрощался и побежал домой.

По пути я принял решение, что обязательно подробно расспрошу маму о том, кто такие наши, что такое церковь, и почему тех наших, которые ходят в церковь, не любят другие наши. И еще я хотел узнать, почему язык предков, так сильно отличается от современного языка.



  Российский Вариант расшифровки Учения "Древо Жизни"
Яндекс цитирования
Яндекс.Метрика
ГЛАВНАЯ  |  КОНТАКТЫ  |  АРХИВ ТЕКСТОВ

Для новой Национальной Идеи России применяется классическое учение доставшееся современному человечеству от мудрецов древности в виде картин известных под названием "Древо Жизни".
Для государственного устройства и Национальной Идеи классическая система учения "Древо Жизни" применяется открыто (не тайно) впервые.

России Леонид Национальная Идея России . 2001-2014 © Все права защищены.